Поиск
[lang]
HE EN ES

Ешива Ар-Браха

Поиск
Close this search box.

Чтобы получать статьи по эл. ​почте, заполните ваши данные здес

Ревивим

Ревивим — Рав Элиэзер Меламед

История ѓалахического постановления, обязывающего учащихся ешив служить в Армии обороны Израиля

Первое революционное ѓалахическое постановление, которое ввело обязательную военную службу для учащихся ешив, было вынесено равом Цви-Йеѓудой Куком после обращения к нему борцов еврейского подполья под руководством рава Шаар-Йешува ѓа-Коѓена, благословенна память праведника * Пока инициатива зрела, и пока с огромными усилиями в конце концов удалось напечатать в осаждённом Иерусалиме брошюру с постановлением, рав Шаар-Йешув ѓа-Коѓен был захвачен в плен Иорданским легионом и так и не увидел плодов своего труда * Восемь месяцев спустя, когда он выздоравливал от ран и приходил в себя после травмы плена, рав Цви-Йеѓуда пришел его навестить и подарил ему брошюру с сердечной личной надписью

 

 

Заповедь службы в Армии обороны Израиля для учащихся ешив                                 

В преддверии годовщины смерти моего учителя и наставника рава Цви-Йеѓуды Кука, благословенна память праведника, которая приходится на 14 адара, важно упомянуть именно в эти дни, что наш великий наставник был первым, кто написал подробное ѓалахическое разъяснение относительно заповеди службы в Армии обороны Израиля для учащихся ешив. Разъяснение было написано по инициативе рава Шаар-Йешува ѓа-Коѓена, раввина Хайфы, сына рава Давида ѓа-Коѓена (Назира), одного из руководителей ешивы «Мерказ ѓа-рав». Можно сказать, что рав Шаар-Йешув был первым ребенком, который удостоился вырасти и быть воспитанным в духе «Торы Земли Израиля». И благодаря своей вере, своему изучению Торы и своему таланту он проложил путь для тех, кто пришел после него, например, разъяснив заповедь службы в Армии обороны Израиля для тех, кто выбрал путь изучения Торы в ешиве. Он стал первым, кто говорил об интеграции армейской службы с изучением Торы в ешиве, и эта интеграция продолжается и по сей день в ешивах направления Ѓесдер, учащиеся которых самоотверженно служат в Армии обороны Израиля и изучают Тору.

Вот что писал мне рав Шаар-Йешув, благословенна память праведника:

«Я лично связан с первой попыткой создать ешиву для изучающих Тору в рамках программы «Государство и армия в пути», — попыткой, результатом которой стало первое ѓалахическое постановление, обязывающее учащихся ешив мобилизоваться в Армию обороны Израиля. Это была инициатива, предпринятая мной зимой 1948 года, вместе с членами еврейских подполий Ѓагана, Эцель и Лехи, которые учились в ешиве «Мерказ ѓа-рав» и других ешивах Иерусалима. Это было после 29 ноября 1947 года, когда ООН приняла резолюцию об окончания действия Британского мандата в Палестине, и с началом кровавых событий, предшествовавших Войне за независимость, в рамках процесса мобилизацию в «Армию в пути» в Иерусалиме весной 1948 года.

В то время еще не было вынесено ѓалахическое постановление, обязывающее учащихся ешив мобилизоваться в армию и принять участие в заповеданной войне ради завоевания Земли Израиля и спасения еврейского народа от руки врагов и ненавистников. Как мы знаем, сама идея совмещения армейской службы и изучения Торы очень древняя и ведет свое начало еще со времен Йеѓошуа бин Нуна. По всей вероятности, уже во времена Йеѓошуа бин Нуна и первого завоевания Земли Израиля еврейские воины сочетали изучение Торы с участием в заповеданной войне. Видимо, днем они ​​воевали, а ночью изучали Тору. И это стало источником вдохновения для царя Давида, который сказал: «Возвышенные славословия на устах у них, и меч обоюдоострый в руке их» (Теѓилим, 149:6).

Чтобы подготовить создание Армии обороны Израиля, сионистское руководство основало «Командный центр народной службы». В Иерусалиме этот центр возглавил не кто иной, как раввин из ешивы «Мерказ ѓа-рав» рав Мордехай Фромм, благословенна память праведника.

Чтобы дать возможность всем нам, учащимся ешив, ветеранам различных подполий – Ѓаганы, Эцеля и Лехи, – сражаться вместе, мы инициировали создание «боевой ешивы» в рамках обороны еврейского квартала Старого города Иерусалима. Это было единственное место, где все три подполья уже были объединены в один боевой отряд под командованием нашего друга из «Хасмонейского союза» Моше Роснака, члена батальона Мория, вместе с лейтенантом Иссером Натанзоном, членом Эцеля.

Нашими усилиями была достигнута договоренность о создании «боевой ешивы» для защиты Старого города. Нам были предоставлены синагога и школа-интернат, а также согласован с командованием округа распорядок дня: восемь часов боя на позиции, восемь часов молитвы и изучения Торы и восемь часов на еду, отдых, сон и все человеческие нужды.

На эту инициативу я получил благословение и согласие главы ешивы «Мерказ ѓа-рав», моего учителя и наставника рава Цви-Йеѓуды Кука, и, конечно же, благословение моего отца и наставника, святого рава Назира. Правда, главы некоторых ешив возражали против этой инициативы, возможно, из опасения, что это приведет к отмене «соглашения об отсрочке армейской службы», которое применяется и по сей день. Рав Харлап, благословенна память праведника, промолчал, но некоторые члены его семьи и близкие к нему люди выступили против этой идеи.

В те дни еврейский квартал Старого города находился в осаде. Мы попытались проникнуть туда в составе колонны британской армии, которая пересекала линию разделения раз или два в неделю и включала в себя медицинский персонал и предметы первой необходимости. Мне все же удалось войти в квартал и принять участие в его защите… Моим друзьям, к сожалению, это не удалось, но они воевали в составе ЦАХАЛа, и некоторые из них пали смерть храбрых в тяжелом бою.

Я думаю, что в рамках ЦАХАЛа мы были первыми солдатами, объединившими ешиву и армию… С любовью, благословением и огромным уважением, рав Шаар-Йешув ѓа-Коѓен».

 

Просьба рава Шаар-Йешува к раву Цви-Йеѓуде                                 

В другой статье рав Шаар-Йешув рассказал, как рав Цви-Йеѓуда принял решение написать ѓалахическое разъяснение этого вопроса:

«В 1948 году шла дискуссия об участии учащихся иерусалимских ешив в кампании по защите осажденного города. Мы, ученики ешивы «Мерказ ѓа-рав», последовали путем наших наставников рава Цви-Йеѓуды Кука и моего отца и наставника, святого рава Назира. Мы явились в «Командный центр народной службы», заложившего инфраструктуру для Армии обороны Израиля, которая тогда находился на стадии своего создания, – но многие лидеры ешив не приняли этого. Даже внутри самой ешивы «Мерказ ѓа-рав» шли дебаты (хотя в ешивах, не относившихся к «ешивам Земли Израиля» учащиеся тоже позже зачислялись в специальный батальон, строивший укрепления в Иерусалиме, во главе которого стоял наш друг Тувия Бир, и этот батальон назывался «Батальоном Тувии», но это было уже на более позднем этапе, во время жестокой осады Еврейского квартала).

Как я уже говорил, я вызвался служить в спецподразделениях… Однажды возле ешивы на улице рава Кука я заметил огромное объявление, в котором говорилось, что рав Кук выступал резко против службы учащихся ешив в еврейской армии. В объявлении цитировались резкие слова рава Кука из его послания в адрес тех, кто не уважает знатоков Торы, и его утверждение о том, что нецелесообразно набирать знатоков Торы в армию и что их следует освободить от армейской службы. Все это поразило нас до глубины души.

Я стоял перед этим объявлением и думал: «Что нам теперь делать? Разве каждый из нас, не дай Бог, действует против постановления покойного рава Кука?» Прочитав объявление, я выхожу на улицу, погруженный в тяжкие размышления, и направляюсь в центр города по улице рава Кука. Вдруг передо мной появляется мой учитель и наставник рав Цви-Йеѓуда Кук, благословенна память праведника. Своей обычной прихрамывающей походкой он медленно приближается ко мне. Мы были очень близки, и он мог распознать, в каком настроении я пребываю. И сказал он мне: «Шаар-Йешув, что случилось? Почему ты так разгневан и опечален? Почему ты такой бледный?» Я рассказал ему, что произошло, и показал объявление, и он воскликнул в великом гневе: «Это подделка! Настоящая фальшивка!» Он громко выкрикнул эти слова несколько раз.

Успокоившись, он объяснил мне: «Эти слова взяты из письма рава Кука раву доктору Герцу, главному раввину Лондона, относительно призыва в британскую армию. Ешиботники, приехавшие из России и Польши в Лондон в качестве беженцев Первой мировой войны и изучавшие Тору, не были включены в список освобожденных от мобилизации, который главный раввин Англии представил властям. Рав Кук сделал ему за это выговор, и это не имеет никакого отношения к войне за Иерусалим».

На мою просьбу разъяснить свое мнение в письменной форме он ответил, что город находится в осаде и в нем нет ни одной типографии, способной работать без топлива, за исключением единственной типографии, действовавшей на службе Ситуационного комитета. Когда я заверил его, что решу вопрос печати, он согласился написать брошюру «Об обязанности вступать в ряды Народной гвардии Израиля», ставшую знаменитой. Доктор Ицхак Рафаэль распечатал брошюру, но я ее не увидел, потому что был призван на защиту Старого города и попал в плен Иорданского легиона».

 

Тревога о судьбе рава Шаар-Йешува                                 

Пока печаталась брошюра, Старый город попал в руки врага. Раву Назиру и раву Цви-Йеѓуде сообщили, что офицер Шаар-Йешув был тяжело ранен, и его дальнейшая судьба неизвестна. Несложно представить себе их чувства. Они указали, что существует заповедь служить в еврейской армии, и знали, что цена может быть очень болезненной. И вот теперь, пока они спорят с другими раввинами о заповеди службы в армии, раву Назиру, возможно, придется справлять траур по своему единственному сыну (у него оставалась еще дочь, которая впоследствии вышла замуж за рава Шломо Горена).

Через несколько мучительных месяцев было объявлено, что рав Шаар-Йешув тяжело ранен и находится в иорданском плену. Мы вернемся к этой истории, рассказанном самим равом Шаар-Йешувом.

 

Получение брошюры                                 

«Когда я вернулся раненым и со сломанной ногой из вражеского плена, восемь месяцев спустя, в Хануку 1949 года, нас перевели в дом для выздоравливающих на вилле госпиталя Аѓаронсон в Зихрон-Яакове, который был переоборудован для раненых солдат и офицеров. На следующее утро, кажется, это был четверг, в конце молитвы я вижу через окно рава Цви-Йеѓуду, который поднимается на второй этаж, чтобы навестить меня. Я был очень тронут (в те годы поездка из Иерусалима в Зихрон-Яаков была долгой и утомительной). Рав Цви-Йеѓуда вошел в мою комнату, обнял, поцеловал меня и заплакал. Внезапно он вынул из кармана упомянутую крошечную брошюрку (в которой разъяснял заповедь службы в армии), на титульном листе которой было написано посвящение: «Возлюбленному души моей и духа моего, другу моему раву Йосефу Шаар-Йешуву, сыну рава Давида ѓа-Коѓена, автору этой прекрасной инициативы, возвратившемуся из вражеского плена во имя святости Иерусалима»».

 

Свадьба в военной форме                                 

После этого рав Шаар-Йешув был назначен раввином ВВС. Готовясь к своей свадьбе и посоветовавшись с равом Гореном, он решил, чтобы выразить великую важность заповеди службы в Армии обороны Израиля, что он придет на свадебную церемонию в военной форме. На свадьбу приехали многие известные люди Иерусалима и его раввины, как со стороны рава Назира, отца жениха, так и со стороны деда невесты, известного филантропа Хари Фишеля.

Один из них подошел к раву Цви-Йеѓуде и заявил: «В Иерусалиме принято, что жених приходит на хупу в штраймеле и в традиционной праздничной одежде». Ответил ему рав Цви-Йеѓуда: «Святость штраймела вызывает много сомнений, но в святости формы Армии обороны Израиля нет ни малейшего сомнения. И напротив, сказано, что жених подобен царю, а армейская форма – одежда королей».

 

 

 

Законы «обогащенной мацы» и лекарств в Песах

Однако на практике почти все авторитеты согласны, что нет необходимости следовать в этом вопросе более строгому толкованию закона, так как тесто для мацы, как правило, замешивают очень тщательно, и в маце не остается незамешанной и непропеченной муки. Такого обычая придерживаются сефарды, а также ашкеназы, не принадлежащие к хасидским общинам. Но и среди выходцев из хасидских семей в наши дни некоторые отказываются от хасидского обычая, поскольку сегодня принято выпекать тонкую мацу, поэтому больше нет опасения, что в маце может остаться непропеченная мука. Также не нужно опасаться, что к испеченной маце прилипла мука, потому что при выпечке мацы строго следят за тем, чтобы мука стояла далеко от мацы, извлекаемой из печи. А в Мишна брура (458, 4) сказано, что хотя, по сути закона, нет нужды учитывать упомянутые опасения и в Песах разрешено есть «моченую мацу», все же не следует относиться пренебрежительно к тем праведным людям, которые соблюдают обычай, соответствующий более строгому толкованию закона

Закон о «совмещенном идолопоклонстве» в отношении неевреев

Различие между евреями и неевреями в этом вопросе основано на том, что Всевышний раскрылся народу Израиля и дал ему особую заповедь единобожия. Об это сказано: «Слушай, Израиль, Господь, Бог наш, Господь один» (Дварим, 6:4). А в Десяти заповедях говорится: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из Земли Египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов помимо Меня. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде под землею. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог-ревнитель, карающий за вину отцов детей до третьего и четвертого рода, тех, которые ненавидят Меня» (Шмот, 20:2-5). Рамбан в комментарии к этому стиху объясняет, что это ревнительство направлено именно на сынов Израиля, ибо Израиль – избранный народ Всевышнего, которого Он избрал и отделил от всех других народов.

Колено Леви – слуги народа

Наш великий наставник рав Авраѓам-Ицхак Кук, благословенна память праведника, объяснял, что левиты были разбросаны по всей границе Земли Израиля и поэтому не сражались за завоевание своего племенного надела, а участвовали в войнах всего народа Израиля. А Рамбам писал, что всякий, кто хочет быть подобным выходцу из колена Леви, может освятить себя для этого, но при этом не имеется в виду, что он будет освобожден от службы в армии, напротив, он становится еще более предан военной службе и служению народу

Смысл заповеди уничтожения Амалека в наши дни

Наши враги часто заявляют, что хотят уничтожить нас самым жестоким образом, однако очень многие из нас этого не усвоили. Так мы получили соглашения Осло, вывод наших войск из Гуш-Катифа, соглашения об освобождении убийц в обмен на заложников, самое страшное из которых – освобождение Гилада Шалита в обмен на 1027 террористов. Если бы мы поняли, что это – наши злейшие враги, которые действительно хотят уничтожить Государство Израиль, мы бы стремились к полной победе, при которой враг капитулирует безоговорочно, и только после этого начали бы обсуждать и панировать наше будущее.

Памяти Тувьи Каца

Однажды он забыл снять кипу и, уже собираясь войти в метро, к своему изумлению осознал, что носит кипу, как религиозные люди. Он подумал, что когда сядет в поезд, то снимет кипу, но в первом вагоне были евреи-хасиды, во втором тоже религиозные евреи, и в третьем тоже были евреи. Он добрался до четвертого вагона, и там ему стало легче. Там сидели пуэрториканцы и чернокожие, он мог удобно сесть и снять кипу. Но тут ему пришла в голову вторая мысль: «Таким ты хочешь быть? Здесь тебе комфортно? Сидеть среди неевреев, сняв кипу?». С тех пор он начал носить кипу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *