Поиск
[lang]
HE EN ES

Ешива Ар-Браха

Поиск
Close this search box.

Чтобы получать статьи по эл. ​почте, заполните ваши данные здес

Ревивим

Ревивим — Рав Элиэзер Меламед

Судебная система не смогла защитить права национального меньшинства

Вопреки утверждениям, судебная система защищала права светских и антисионистских представителей общества и вела себя тиранически по отношению к тем гражданам, чей образ жизни основан на традиционных и национальных ценностях * Игнорируя свободу выражения мнений граждан страны, суд отменил закон о радиостанции «Седьмой канал» и осудил моих родителей и их друзей по уголовным обвинениям * Когда министр обороны Эгуд Барак решил отменить курс урегулирования в отношении нашей ешивы из-за плаката, который развернули несколько учеников у Стены Плача, ни один юридический советник не поддержал нас и не заявил, что решение суда было необоснованным

 

 

Представители левых заявляют, что хотя ценностные принципы судебной системы неприемлемы для большинства, теми не менее, поскольку она заботится о правах личности и меньшинства, необходимо сохранять ее привилегированную позицию.

Их аргумент не может быть принят по двум причинам. Во-первых, забота правовой системы о правах меньшинств наносит серьезный ущерб еврейской идентичности Государства Израиль, его безопасности и его способности заселять Землю Израиля. Это наносит ущерб всему еврейскому народу в целом и праву большинства реализовать идеал, за который евреи жертвовали собой на протяжении многих поколений. Во-вторых, судебная система в значительной степени не смогла защитить права меньшинств. Правда, она защищала права определенного типа меньшинств: светского, а иногда и антирелигиозного меньшинства, а также не сионистского, а иногда и антисионистского меньшинства. Однако, с другой стороны, она ущемляла права представителей другого меньшинства из-за их религиозных или национальных позиций. Более того, она часто вела себя тиранически и ущемляла права традиционно-национального большинства. И все больше возникает опасение, что судебная система проводит такую политику, чтобы сохранить светскую левую гегемонию.

Именно поэтому необходимо провести комплексную реформу судебной системы.

 

Радиостанция «7-й канал»                                 

Чтобы не быть голословным, расскажу немного о тех горестях, которые судебная система причинила моему ближайшему окружению, и о связанной с этим вопиющей дискриминации, которую пришлось пережить моим близким по ее вине. Эта дискриминация была результатом слаженной «работы» всех органов судебной системы.

В течение многих лет религиозная и правая общественность в Израиле испытывала на себе всю несправедливость израильской судебной системы. Много голосов было слышно в СМИ, но ее голос не был услышан. Левые контролировали все израильские СМИ при поддержке судебной системы. Радиостанция «Седьмой канал» была создана для того, чтобы дать возможность самовыражения евреям, которые уважают Тору и традиции Израиля и принимают активное участие в решении множества важнейших национальных задач, таких как абсорбция новых репатриантов и заселение Земли Израиля.

Чтобы соблюсти закон и вести вещание за пределами территориальных вод Государства Израиль, «Седьмой канал» вложил огромные средства в покупку и обслуживание специального корабля. «Седьмой канал» соблюдал закон строжайшим образом, и в отличие от журналиста Эйби Натана (который придерживался крайне левых взглядов и тоже владел частной радиостанцией), часто вещавшего с пришвартованного в порту корабля, — радиостанция «Седьмой канал» всегда вела свои программы из открытого моря. Ее корабль «Эрец Цви» выходил в море в любую погоду, боролся с волнами, но никогда не нарушал государственных законов. Пока радиостанция Эйби Натана продолжала свою работу, руководители «Седьмого канала» знали, что они защищены. Но когда у Эйби уже не хватало сил, и он прекратил вещание, судебная система начала преследование «Седьмого канала».

Чтобы урегулировать законность вещания «Седьмого канала», а также радиостанций ультраортодоксального сектора, Кнессет принял специальный закон, однако Верховный суд его отменил, не имея на это юридических полномочий. Вместо того чтобы отдать предпочтение основополагающему праву на свободу слова, суд отдал предпочтение правам владельцев региональных станций, тем самым сохранив контроль левых над СМИ. Инициатива по созданию регионального радио, с которым «Седьмой канал» мог бы конкурировать за франшизу, также неоднократно пресекалась юридическими советниками. Так им удалось еще на много лет отсрочить возможность создания радио, выражающего еврейские национальные позиции.

В то же время прокуратура негласно поручила полиции найти компромат на руководителей канала, которые прилагали огромные усилия, чтобы продолжать вести вещание за пределами территориальных вод Государства Израиль. Система правосудия, вместо того чтобы отдать приоритет свободе выражения мнений как основополагающему праву и позаботиться о регулировании вещания «Седьмого канала» в соответствии с государственным законом, сделала все возможное, чтобы заткнуть ему рот. В итоге руководители радиостанции были привлечены к уголовной ответственности.

 

Судебный процесс                                

По наивности у них сначала была некоторая надежда, что в конце концов суд осознает справедливость регулирования вещания «Седьмого канала», но даже если суд решит отклонить регулирование из-за побочных соображений, то правительство потребует урегулировать этот вопрос, чтобы «Седьмой канал» мог вести свои трансляции на законных основаниях. Судебный процесс длился пять лет, и на него были потрачены огромные средства. В зале суда раскрылись многочисленные случаи коррупции в работе различных инстанций. Один из свидетелей, новый репатриант и сионист, рассказал суду, что для того, чтобы инкриминировать «Седьмой канал», его работодатели вынудили его сообщать, будто бы трансляции канала мешали работе аэропорта в Лоде. Согласно ведению судебного разбирательства, ожидалось полное или хотя бы частичное оправдание. Такова была оценка лучших адвокатов. Однако в конце концов, 23 тишрея 2003 года все руководители радиостанции были привлечены к уголовной ответственности, прежде всего мой отец, рав Залман Меламед, и моя мать, ребецн Шуламит Меламед. Вместе с ними к ответственности был привлечен рав Яаков Кац, офицер Армии обороны Израиля, который был тяжело ранен во время войны Судного дня, позже – член Кнессета и глава партии Ѓа-ихуд Ѓа-леуми (Национальный союз). Были осуждены также Йоэль Цур, офицер-резервист, чьи жена и сын погибли в результате кровавого теракта недалеко от поселения Бейт-Эль; рав Хагай Сегаль, директор новостей на израильском радио, позднее – редактор газеты Макор ришон; рав Адир Зик и еще четверо уважаемых людей.

Мы не были меньшинством, за которым стояла система правосудия, защищавшая его права. Напротив, нарушая самые глубокие принципы свободы слова и уважения к Кнессету и его законам, вся судебная система была полноправным партнером в дискриминации национальных еврейских социальных кругов.

 

Депортация евреев из Гуш-Катифа                                 

История депортации евреев и разрушения еврейских поселений Гуш-Катифа широко известна, поэтому упомянем ее лишь вкратце. Судебная система, которая крайне расширила свои полномочия, чтобы защищать арабские дома и плантации, даже ценой риска для безопасности Государства Израиль, не заботилась о личных правах депортированных. Можно было бы ожидать, что она потребует, чтобы депортация была отложена до тех пор, пока каждому депортированному не будут предложены альтернативное жилье и адекватная компенсация. Но когда речь шла о лояльных евреях, которые от имени Государства Израиль законно поселились в Гуш-Катифе и жертвовали собой ради заселения этой земли, – именно тогда судебная система со всеми своими ответвлениями содействовала ущербу, который был нанесен жителям Гуш-Катифа на личном и материальном уровнях, не потребовав какого-либо разумного решения проблемы их бедственного положения.

 

Ешива в поселении Ѓар-Браха                                

11 хешвана 2009 года два солдата из полка Шимшон во время принятия присяги у Стены Плача развернули плакат с требованием прекратить участие военнослужащих Армии обороны Израиля в депортации поселенцев. Один из них был учеником ешивы в поселении Ѓар-Браха, которую я возглавляю. Через неделю после этого я по своей собственной инициативе написал в моей еженедельной газетной колонке: «Хотя многие представители правых и национально-религиозных кругов считают, что это очень важный протест, который прошел в упорядоченной форме, соответствующей закону, и почетно быть среди тех, кто поддерживает этих солдат, – тем не менее, в действительности мне ничего не было известно заранее об их намерении. Более того, если бы они со мной посоветовались, я бы порекомендовал им воздержаться от этой демонстрации протеста, потому что только тогда, когда от солдата требуется участие в депортации, он должен отказаться, но он не обязан протестовать именно во время церемонии приведения к присяге». И еще я добавил: «По всей вероятности, я бы убедил их отказаться от этой идеи, так как мог предположить, что протест очень огорчит их прямых командиров… Но теперь, когда это уже произошло, я уважаю их поступок и признаю пользу, которую приносят такие публичные протесты». Эѓуд Барак, тогдашний министр обороны, потребовал, чтобы я осудил их демонстрацию и подписал письмо против демонстраций в ЦАХАЛе, составленное другими раввинами. Я не согласился подписать это письмо по двум причинам. Простая причина: стиль письма был чересчур резкий на мой взгляд. Но главная причина заключалась в том, что даже если бы министр обороны потребовал от меня поставить подпись под словами: «Слушай, Израиль, Господь, Бог наш, Господь один!», я бы этого не сделал. Ибо свобода и независимость – это священные ценности, тем более, когда речь идет о раввине, которому необходимо представлять священное наследие нашего народа, и поэтому он должен выражать свою внутреннюю правду, а не произносить слова Торы под чьим-либо давлением.

После этого министр обороны приказал аннулировать статус ешивы Ѓар-Браха как относящейся к программе ѓесдер. Ущерб, причиненный нам, был огромен во всех отношениях, и здесь не место вдаваться в подробности.

Во всей правовой системе не нашлось для нас ни единого защитника. Не нашлось юрисконсульта, который сказал бы министру обороны, что это неприемлемо. Кое-кто даже обращался от нашего имени в Верховный суд, но и там не сочли необходимым вмешаться в соображения министра обороны.

Когда нам понадобилась защита от тирании правительства, судебная система отвернулась от нас.

 

Дома для преподавателей женской школы в Бейт-Эле                                 

Летом 2012 года Верховный суд вынес постановление, требующее снести три многоквартирных дома в поселении Бейт-Эль, в которых проживали семьи преподавателей женской школы (ульпана). Здесь не место объяснять причины, по которым строительство в Иудее и Самарии велось нерегулируемым образом, но в целом можно сказать, что из-за международного давления строительство в этих районах шло, при поощрении правительства, таким образом: после получения общего разрешения начинались строительные работы, а затем нужно было утвердить уже начавшееся строительство.

Этой щекотливой ситуацией воспользовались левые организации. Они нашли араба, который утверждал, что часть земли, на которой построены дома, принадлежат ему, и от его имени обратились в Верховный суд. Его право на эти участки не было доказано, но Верховный суд воспользовался заявлением правительства о том, что «строительство на частных земельных участках будет остановлено», и постановил снести здания. Представители правительства просили пересмотреть дело, чтобы урегулировать его, но суд настоял на снесении зданий. Если бы суд заботился о правах человека, то в случае, если бы было доказано право собственности араба на эту землю, он приказал бы обеспечить ему соответствующую компенсацию, а не разрушать дома. Так суд поступал в тех случаях, когда арабы строили на землях, еврейское владение которыми было доказано. Однако в описываемом нами случае суд не позаботился о правах поселенцев, и это вызвало у множества молодых семей огромное недоверие по отношению к государственным учреждениям.

В те дни я предложил министру Михаэлю Эйтану, приехавшему ко мне, чтобы обсудить напряженность, возникшую вокруг решения Верховного суда, чтобы премьер-министр объявил, что отныне после каждого судебного постановления о сносе еврейского дома на его месте будет построено десять домов. Премьер-министр согласился с предложением и принял его. Осуществление строительства затягивалось на годы — некоторые говорили, что это обычная проволочка, от которой страдает вся строительная отрасль. На практике вместо 28 квартир, которые были разрушены, в настоящее время в Бейт-Эле имеется 330 новых квартир. Кроме того, желание подать петицию против строительства отпало, когда жалобщики узнали, что правительство утвердит десять домов вместо каждого дома, который будет разрушен.

 

Заключение                                

В Торе (Шмот, 21:1) сказано: «И вот законы, которые ты положишь пред ними». По крайней мере, предполагается, что судебная система будет действовать, руководствуясь еврейскими ценностями. Этот принцип был упомянут в Декларации независимости и введен в действие Законом об основах права в 1980 году. Однако в действительности правовая система отвернулась от наследия Израиля и ценностей сионизма и вместо этого приняла ценности других культур, которые, при всех своих достоинствах, не соответствуют нашим национальным идеалам и не предполагают решения тех особых проблем, с которыми мы сталкиваемся.

 

 

 

Отношение наших мудрецов к астрологии

На основании объективного анализа ученые, изучающие социальные науки, справедливо утверждают, что человек, выросший в неблагополучном районе или вышедший из низов общества, почти не имеет шансов на продвижение, и поэтому к нему не следует предъявлять высоких требований. В отличие от этого, согласно вере Израиля, хотя такой человек и вырос в очень тяжелых условиях, однако у него есть свободный выбор, и он способен изменить свое положение в лучшую или худшую сторону.

Астрология и Ѓалаха: практический закон

Те, кто верит, что в астрологии есть истина, опираются на случаи, когда астрологам удавалось верно предсказывать будущее. С другой стороны, те, кто считает, что в ней нет истины, подвергли ее более строгим проверкам, требуя более высоких показателей точности, которым она не может соответствовать, особенно в поколениях, где лучшие таланты были направлены на точную науку за счет развития мистического чутья.

По стезе величайших коѓенов, Пинхаса и Матитьяѓу

Благодаря самопожертвованию Илана Коѓена, да отомстит Всевышний за его кровь, мы победим наших врагов. Благодаря его самопожертвованию будет укрепляться глубокая и теплая связь еврейской общины Аргентины с Землей Израиля. Благодаря ему еще много репатриантов приедут сюда, чтобы заселить эту землю и осуществить его надежды. Благодаря ему его друзья и знакомые создадут большие и благословенные семьи на земле, о которой мечтали наши предки. И так его скорбящие родители, дорогие и любимые, смогут утешаться возрождением Сиона и Иерусалима.

Заповедь «Не стригите краев волос вокруг головы вашей»

Хотя, по сути закона, достаточно, чтобы там, где растут пейсы, оставались волосы длиной по крайней мере 4 мм, тем не менее, поскольку пейсы – один из признаков принадлежности к еврейскому народу, многие люди, чтобы исполнить заповедь самым великолепным образом, оставляют более длинные пейсы, чтобы они были явно видны. А некоторые даже завивают их. Однако многие не соблюдают этот обычай, и существует множество богобоязненных людей и даже раввинов, которые не отращивают пейсы длиннее, чем того требует закон.

Рав Хаим-Давид Ѓа-Леви: 26 лет со дня смерти

С девяти до двадцати пяти лет отец учился в ешиве Порат Йосеф. Он обожал свою ешиву, о чем свидетельствуют его слова в предисловии к его первой книге Бейн Исраэль ла-амим («Народ Израиля и другие народы»). Он также стал разговаривать с сирийским акцентом, подражая главе ешивы. В ешиве Порат Йосеф изучением Талмуда руководил рав Йосеф Тауиль, ставший его первым наставником в Талмуде. Вечерами отец учился в синагоге сирийской общины, располагавшейся за рынком Махане Йегуда. В будни он ходил «в европейском костюме, как обыватель», а по субботам надевал кафтан, какой носили сефардские раввины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *