[lang]
HE EN ES

Ревивим

Чтобы получать статьи по эл. ​почте, заполните ваши данные здес

Ревивим — Рав Элиэзер Меламед

Рав Цви-Йеѓуда Кук – воспитатель поколения

Ешивы, школы подготовки к армейской службе (мехинот), семинары (мидрашот) по изучению Торы для юношей и для девушек – все они были созданы благодаря духовному влиянию рава Цви-Йеѓуды Кука, и все они основаны на его учении * Я получил свое имя в честь того, что рав Цви-Йеѓуда услышал во сне о человеке по имени Элиэзер * Рав Цви-Йеѓуда пользовался глубоким уважением крупнейших раввинов, принадлежащих к ультраортодоксальной общине (харедим) * Он занимал непримиримую позицию по всем вопросам, связанным с Землей Израиля, так как придавал огромное значение государственности, и таким же образом он направлял своих многочисленных учеников

 

Наш учитель и наставник рав Цви-Йеѓуда Ѓа-Коѓен Кук, благословенна память праведника                                

В сороковую годовщину смерти рава Цви-Йеѓуды Кука (14 адара 1982 г.) важно вспомнить светлую личность этого человека, который удостоился продолжить дело своего великого отца и основал, укрепил и разъяснил Тору эпохи Избавления. Благодаря этому он возвысил ценность изучения Торы в национально-религиозном обществе, и под его духовным влиянием были основаны десятки и сотни ешив, школ подготовки к армейской службе (мехинот), семинаров (мидрашот) по изучению Торы для юношей и для девушек. В результате этого национально-религиозная общественность стала влиятельным и центральным фактором в жизни нашего государства, и карта Земли Израиля претерпела значительные изменения, расширившись за счет поселений в Иудее, Самарии и на Голанских высотах.

Наш учитель и наставник рав Цви-Йеѓуда Ѓа-Коѓен Кук родился в ночь Пасхального седера 1891 года. Его отцом был великий рав Авраѓам-Ицхак Ѓа-Коѓен Кук, благословенна память праведника. В то время он служил раввином города Жеймелис на севере Литвы. Когда Цви-Йеѓуде были 13 лет, семья совершила алию в Землю Израиля, и его отец был назначен раввином города Яффо и еврейских сельскохозяйственных поселений. Позднее рав Цви-Йеѓуда переехал в Иерусалим и начал учиться в ешиве Торат хаим.

Рав Цви-Йеѓуда рос, впитывая величайший духовный свет своего отца. Даже когда он учился и слушал других раввинов, его отец был его ближайшим наставником в полном смысле этого слова. По воле Небес, в начале Первой мировой войны рав Кук и его сын рав Цви-Йеѓуда были в Европе. Они не могли возвратиться в Землю Израиля и прожили почти два года в Швейцарии. В этот период рав Цви-Йеѓуда постоянно изучал Тору вместе с отцом. Позднее он рассказывал, что в Швейцарии они «дважды изучили всю Тору».

На прошлой неделе рав Исер Клонский, один из ведущих раввинов национально-религиозного лагеря, провел у нас в ешиве беседу для студентов, и я услышал от него прекрасное определение: рав Кук зажег огни своего учения, а рав Цви-Йеѓуда прокладывал для них пути ко всему еврейскому народу. Рав Кук самоотверженно посвятил себя написанию своего учения, а рав Цви-Йеѓуда самоотверженно посвятил себя воспитанию поколения в духе этого учения.

 

Особая связь                                                                                                                    

С равом Цви-Йеѓудой у меня особая связь. Он был ближайшим наставником моего отца и учителя, рава Залмана Меламеда, и я сам в детстве встречал его бесчисленное множество раз. Уже с трехлетнего возраста я помню встречи с равом Цви-Йеѓудой, я и отец сидели рядом с ним или напротив него. Поскольку в комнате всегда становилось довольно тесно, отец говорил мне освободить стул для кого-нибудь из присутствующих и сажал меня к себе на колени. Так, ребенком, сидя на коленях у отца, я слушал рава Цви-Йеѓуду в День независимости, в старом, а потом и в новом здании ешивы «Мерказ ѓа-рав», у него дома или в сукке, в праздники и в пост Девятого ава, когда он давал уроки по Талмуду в трактате Гитин или по Мидрашу Эйха раба.

Несколько раз мы ехали вместе с ним в машине на различные мероприятия, например, на митинг в Гуш-Эцион, или однажды в День освобождения Иерусалима, когда все собравшиеся танцевали в Старом городе, у Западной стены, и рава Цви-Йеѓуду привезли на машине, и мы ехали вместе с ним. Я также присутствовал на его знаменитой беседе в 19-й День независимости, накануне Шестидневной войны, когда он кричал в волнении, охваченный пылом, напоминавшим пророческий: «Где наш Хеврон?! Где наш Шхем?! Где наш Иерихон?! Разве мы забыли о них?!». Если я помню правильно, мы ехали на эту беседу из иерусалимского района Гиват Мордехай, нас забрал с собой рав Йеѓуда Амиталь, благословенна память праведника, у которого тогда уже была машина. Примерно с четырнадцати лет я регулярно посещал его уроки до самой его смерти и не раз задавал ему вопросы о занимавших меня духовных проблемах. Мы также нередко были приглашены к нему на субботние трапезы. А однажды, когда я пришел к нему с моим близким другом равом Зеевом Султановичем, мы услышали, что рав стонет от боли, и его лечащий врач д-р Шусгайм сказал, что рава необходимо срочно доставить в больницу, даже несмотря на то, что для этого придется нарушить субботу, и его верный помощник рав Йоси Бадихи сопровождал его, исполненный почтения и трепета.

 

Как он дал мне мое имя                                

Более того, он был моим сандаком, и мое имя было дано мне в честь сна, который он увидел, когда я родился. Он напоминал мне про этот сон десятки раз, когда я приходил к нему. Часто, когда он думал, что кто-то из присутствующих еще не слышал этой истории, он рассказывал ее вновь, хотя все уже слышали его неоднократно, и меня это всегда очень смущало. Нередко, когда в комнате присутствовал кто-то новый, я садился в отдалении, чтобы рав не увидел меня и вновь не рассказал свой сон.

Впервые в жизни я напишу здесь этот рассказ, который он рассказывал.

Однажды, когда он был болен и лежал в больнице Шаарей Цедек, под утро ему приснился сон, в котором голос сообщал ему: «Элиэзер идет! Разве ты не знаешь? Элиэзер идет!». Он проснулся в изумлении и подумал, что его, возможно, собирается навестить рав Элиэзер Вальденберг, автор ѓалахического сборника «Циц Элиэзер», или рав Элиэзер Вальдман, его любимый ученик. Но тут к нему пришел мой отец, рав Залман Меламед, который был тогда студентом ешивы «Мерказ ѓа-рав» и одним из его ближайших учеников, и рассказал, что у него только что, в этой же больнице, родился первенец. Рав Цви-Йеѓуда спросил: «Вы уже думали, как его назовете? Быть может, у вас в семье кого-то из родных звали Элиэзер?». Каждый раз рав Цви-Йеѓуда заканчивал этот рассказ словами: «И вот он, Элиэзер!», указывая на меня и широко улыбаясь.

Отец рассказывал мне, что в течение восьми дней от моего рождения до обрезания, каждый день, после того как он навещал маму (в те времена роженицы оставались в роддоме целую неделю, а то и больше), он приходил к раву Цви-Йеѓуде, и тот постоянно спрашивал, приняли ли мои родители решение, как назвать новорожденного, и хотят ли они назвать его Элиэзером, и каждый раз рассказывал этот сон. И поскольку у родителей сначала не было такого намерения, отец посоветовался с равом Шаломом-Натаном Раананом, благословенна память праведника, мужем сестры рава Цви-Йеѓуды, как ему поступить. И рав Раанан ответил ему: «Рав Цви-Йеѓуда хочет, чтобы вы назвали мальчика Элиэзером. Так и сделайте».

 

Любовь к людям                                

Бесчисленное количество раз мы слышали от нашего учителя рава Цви-Йеѓуды Кука, благословенна память праведника, в связи со словами мудрецов в трактате Пиркей Авот (1:12): «Люби людей и приближай их к Торе», что в этой мишне подразумеваются два явления, не зависящие друг от друга. «Не сказано: «Люби людей, чтобы приближать их к Торе». Это была бы фальшивая любовь! Любовь к людям обладает самостоятельной ценностью, и только на основе истинной бескорыстной любви можно приблизить человека к Торе. О каких людях идет речь? Разумеется, о тех, кто далек от Торы, ведь именно их нужно к ней приблизить, и именно их заповедано любить» («Беседы рава Цви-Йеѓуды Кука», разд. Ваикра, стр. 30). «Любовь к людям обладает самостоятельной ценностью! Она абсолютна! Она истинна! Она естественна! Она само собой разумеется! Она исходит от Всевышнего! И только после этого людей можно приближать к Торе!»; «Евреи должны прежде всего привыкнуть исполнять заповедь «Люби ближнего, как самого себя». Ведь это – предписание Торы! Нужно привыкать к этому очень долго. Эта заповедь – основа всего. Наши мудрецы, благословенна их память, говорят, что заповедь «Люби ближнего, как самого себя» вмещает в себя всю Тору. Она – основа всего, корень всего. И только потом можно задаться вопросом, как именно и какими путями приближать людей к Торе»; «Необходимо очиститься от скверны ненависти, в честности, от скверны ненависти, свойственной таким мудрецам Торы и таким главам ешив, которые оскверняют имя Всевышнего и именем Торы оскверняют атмосферу нашего мира ненавистью к людям, упаси Он нас от этого!» («Беседы рава Цви-Йеѓуды Кука», Душевные качества, стр. 35; Народ Израиля, стр. 212).

«Есть люди, придающие большое значение стиху из книги Теѓилим (139:21): «Ведь ненавидящих Тебя, Господи, ненавижу я». И есть воспитательные подходы, которые подчеркивают это особым образом, как основу воспитания. Они ставят во главу угла ненависть к людям, утверждая, что таким образом защищают самих себя. Любопытно отметить, что истинных мудрецов Торы и праведников никогда не величали «ненавистниками Израиля». Напротив, о выдающихся праведниках всегда говорят, что они «святые праведники и мудрецы, любящие народ Израиля»» (Ѓа-Тора ѓа-гоэлет, ч. 4, стр. 160).

 

Истинный мудрец Торы всегда любит людей                                

И еще учил нас наш наставник рав Цви-Йеѓуда: «Наш праотец Авраѓам назван в Торе «Авраѓам, любящий Меня». К нему, как ни к кому другому, можно применить слова наших мудрецов: «Люби людей и приближай их к служению Всевышнему». Уровень Авраѓама – тот фундамент, основываясь на котором в мире раскрывается уровень Моше. Мы получили Тору благодаря тому, что «Моше принял Тору на горе Синай», но душевные качества мы унаследовали от Авраѓама. Моше – духовный внук Авраѓама: невозможно удостоиться Торы, если прежде не возвести фундамент чистых, праведных и тонких качеств души, которыми обладал Авраѓам. Чем глубже человек знает Тору, чем ближе он к уровню нашего учителя Моше, – тем больше он должен любить людей» («Беседы рава Цви-Йеѓуды Кука», Душевные качества, стр. 13).

Таким образом, из слов рава Цви-Йеѓуды, благословенна память праведника, мы учим, что ценность любви к людям предшествует ценности Торы. Ибо Тора предназначена для того, чтобы принести человеку благословение, поэтому каждый человек должен прежде всего быть человеком, раскрывать ценность человека, созданного по образу и подобию Бога, и на основе этого духовно возвышаться под руководством Торы. Иначе Тора может превратиться для него в эликсир смерти, и он станет дурным человеком, ненавидящим других людей, распространяющим ссоры и раздоры. Всевышний любит Свои творения, а этот человек, совершая тяжкий грех, именем Торы ненавидит всех, кто не подчиняется его мнению, которое он по ошибке принимает за мнение Торы.

 

Его преданность учению своего отца                                

Трудно описать, как рав Цви-Йеѓуда уважал своего отца и трепетал перед ним. У рава Кука было множество учеников и приверженцев, но, как представляется, рав Цви-Йеѓуда был среди них особенным. Он посвятил всю жизнь распространению учения рава Кука. С юности до старости рав Цви-Йеѓуда учил и объяснял слова своего отца. Так было в возрасте около двадцати лет, когда он общался с молодыми мудрецами Торы в Земле Израиля и с еврейскими писателями в Яффо. И так было позднее, когда ему исполнилось тридцать, и он ездил по Европе от раввина к раввину и от ребе к ребе, чтобы побудить их совершить алию в Землю Израиля, а также познакомить их с трудами своего отца. Так было и еще позднее, когда он стал духовным руководителем ешивы «Мерказ ѓа-рав» и занимался воспитанием учеников: он часто беседовал с ними и разъяснял им слова своего отца. Когда рав Кук умер, раву Цви-Йеѓуде было сорок четыре года, и он сосредоточил все свои усилия на издании трудов отца по Ѓалахе и еврейской философии.

В те годы, после смерти рава Кука, ешива «Мерказ ѓа-рав» утратила былой блеск, и ее статус снизился. Многие из ее учеников в те дни не придавали подобающего значения трудам рава Кука. Они, конечно, восхищались его гениальностью и праведностью, но не понимали глубины его слов. Это была еще одна посредственная ешива в Иерусалиме. Когда раву Цви-Йеѓуде было около шестидесяти лет, он возглавил ешиву «Мерказ ѓа-рав».

С тех пор ешива развивалась, великий дух учения рава Кука воодушевлял студентов, и в ее стенах начало зарождаться великое учение: Тора Земли Израиля.

 

Изучение вопросов веры                                 

Рав Цви-Йеѓуда понимал, что великий недостаток нашего поколения – в изучении веры, поэтому так много евреев покидают Тору, источник живой воды, и обращаются к чужим культурам, а мудрецы Торы уже не оказывают на народ такого влияния, как раньше. Поэтому он самоотверженно отдал себя восполнению этого недостатка и посвятил все свои уроки изучению веры. Разумеется, он придавал огромное значение изучению Талмуда и Ѓалахи, так как без них нет и не может быть Торы. Однако самый насущный недостаток находится именно в области «души» Торы, то есть в изучении веры. Поэтому он на протяжение десятилетий преподавал Танах, книгу «Кузари», труды Маѓараля из Праги, Месилат йешарим («Пути праведных») рабби Моше-Хаима Луццато, книги рава Кука Орот, Орот ѓа-тшува и Орот ѓа-Тора. Он много беседовал со своими учениками, наставлял и направлял их на пути Торы.

 

Великие чудеса                                                                                                       

Время от времени ученики рассказывали о всевозможных чудесах, когда слова рава Цви-Йеѓуды исполнялись в точности. Однако истинным чудом была совершенная им революция в воспитании поколения. Он возбудил огромное стремление к изучению Торы в национально-религиозном обществе, ему удалось соединить идеализм национально-религиозной молодежи с ее корнем в сфере святости, в Торе. Благодаря его деятельности были открыты сотни ешив и просветительских учреждений, в которых обучаются десятки тысяч учеников.

В результате его воспитательной деятельности было также основано движение Гуш-Эмуним, и карта Земли Израиля изменилась до неузнаваемости: ее украсили десятки новых поселений в Иудее и Самарии, в секторе Газа и на Голанских высотах. Еврейское заселение Иудеи и Самарии, основанное на изучении Торы в ешивах национально-религиозного лагеря, несет в себе великую весть для дальнейшего существования и развития Государства Израиль.

 

Народ мудрецов Торы                                

Однажды рав Цви-Йеѓуда подверг резкой критике происходящее в Верховном бейт дине (когда его члены выступили против решения рава Шломо Горена) и попросил созвать членов Верховного бейт дина на собрание к себе домой. Хотя он не занимал никакого официального поста, члены Верховного бейт дина, признавая его величие, пришли к нему домой, чтобы выслушать его упреки. Мой отец и наставник рассказал мне, что, как он помнит, на этом собрании присутствовал и выдающийся раввин Йосеф-Шалом Эльяшив, который в то время был членом Верховного бейт дина. К сожалению, некоторые из членов бейт дина, во главе с равом Эльяшивом, не приняли мнение рава Цви-Йеѓуды.

И еще я слышал, что как-то раз, на чей-то свадьбе, к нему подошел еврей лет шестидесяти, который выглядел как мудрец Торы. Он искал повода, как мог бы услужить раву Цви-Йеѓуде в знак почтения к нему. Потом выяснилось, что это был рав Бен-Цион Аба Шауль, благословенна память праведника, автор ѓалахического сборника Ор ле-Цион. Он хотел удостоиться исполнения заповеди служения мудрецу Торы.

Я также слышал из первых уст свидетельство о том, что покойный раввин-каббалист Мордехай Шараби считал рава Цви-Йеѓуду великим человеком, чьи слова слышны на Небесах больше, чем его собственные.

Однажды я спросил рава Цви-Йеѓуду, почему так много раввинов противостояли раву Куку. Он, в свою очередь, спросил меня:

– Какие раввины, например?

Я ответил:

– Например, рав Йехезкель Сарна, благословенна память праведника (который был главой ешивы Хеврона и главой Совета мудрецов Торы партии «Агудат Исраэль»).

Сказал мне рав Цви-Йеѓуда:

– С ним у нас были прекрасные отношения. На этом месте, где ты сейчас сидишь, всегда сидел он, благословенна его память, когда приходил меня навещать.

Позднее я узнал, что между ними действительно была особая связь. Рав Йехезкель Сарна часто приходил в дом рава Цви-Йеѓуды, и каждый раз при встрече они тепло обнимались в знак дружбы и любви, царивших между ними.

В послесвадебной трапезе (шева брахот) одного из учеников ешивы «Мерказ ѓа-рав», женившегося на дочери одного из раввинов, возглавлявших ешиву «Слободка», принимали участие рав Йехезкель Сарна и рав Цви-Йеѓуда. Рав Сарна, который был крупным религиозным лидером и к тому же был старше рава Цви-Йеѓуды, предложил тому произнести торжественную речь. Сначала рав Цви-Йеѓуда отказался, но после повторной просьбы встал и произнес речь. По ее окончании рав Сарна сказал: «Благословенно поколение, в котором старшие внимают словам младших».

 

Визит в Поневежскую ешиву                                

Мой дядя рав Авраѓам Ремер, благословенна память праведника, рассказывал:

«Как-то раз рав Цви-Йеѓуда намеревался посетить Поневежскую ешиву, чтобы прочесть некоторые фрагменты из хранящихся там трудов Адерета (рава Элияѓу-Давида Рабиновича-Теомим, его двоюродного деда). Поскольку мне стало ясно, что он собирается поехать один, я вызвался его сопровождать. У входа в здание ешивы он сказал мне, что рав Каѓанеман, глава ешивы, имеет огромную заслугу, так как основал целую империю изучения Торы, но на ешиве лежит большое пятно, так как ее ученики опозорили двух выдающихся раввинов, рава Айзика Герцога и рава Исера Унтермана, благословенна память праведников, и руководство ешивы не пресекло этот позор с необходимой резкостью».

Рав Каѓанеман принял рава Цви-Йеѓуду с большим почетом, приветливо и радушно, но сказал ему: «Давайте войдем с бокового входа, а не с главного, близкого к бейт мидрашу». Позднее рав Цви-Йеѓуда сказал раву Ремеру, что, как он понял, это предложение было вызвано опасением рава Каѓанемана, что кто-то из учеников может опозорить его своим поведением, и тот хотел избежать неприятных ситуаций. Рав Цви-Йеѓуда добавил, что, к величайшему сожалению, у рава Каѓанемана нет достаточного мужества, чтобы поставить на место наглых учеников.

«Когда мы собирались уходить, рав Каѓанеман спросил рава Цви-Йеѓуду, как он собирается возвратиться в Иерусалим. Тот ответил: «На автобусе». Рав Каѓанеман сказал, что время, которое он потратит на поездку, слишком дорого, так как он мог бы посвятить его изучению Торы, и поэтому лучше поехать на такси. Когда мы доехали из Бней-Брака до Тель-Авива, я спросил: «Как мы поедем?». Он ответил: «Нам заповедано внимать словам мудрецов», и мы поехали на такси».

По всей вероятности, именно эти семена презрения к мудрецам Торы, посеянные в те далекие времена, и являются причиной всех болезненных событий, происходящих в Поневежской ешиве сегодня.

 

Рассказы из его жизни                                 

Все мысли рава Цви-Йеѓуды были сосредоточены на вопросах Торы и народа Израиля, а о себе самом он совсем не думал. Он нередко постился целые дни напролет, даже не замечая этого. Ни разу в жизни он не взял отпуска. Его отец рав Авраѓам-Ицхак Кук иногда ездил отдыхать, и время от времени рав Цви-Йеѓуда присоединялся к нему, чтобы помогать ему и учиться у него. Но один он никогда не ездил в отпуск. Он также не обращал внимания на то, какую пищу он ест, и никогда не говорил, что любит то или иное блюдо. На протяжении десятилетий, со времени смерти его жены, его основной пищей в будние дни были хлеб и сыр.

Даже в очень преклонном возрасте, когда ему исполнилось восемьдесят лет, и он уже был очень знаменит, и многие приходили к нему, чтобы получить от него добрый совет, он имел обыкновение запираться по утрам в своем доме, чтобы заниматься Торой без помех. Однажды, когда понадобился его совет по важному делу, в его дверь громко стучали, но он не открывал, пока рав Моше-Цви Нерия, благословенна память праведника, не постучал в окно его комнаты и не прокричал, что речь идет о проблеме, касающейся всего еврейского народа. И только тогда рав Цви-Йеѓуда открыл дверь.

 

Его величие                                

Рав Цви-Йеѓуда обладал феноменальной памятью и глубочайшими знаниями Торы. Рассказывают, что однажды к нему пришли глава ешивы Хеврона рав Йехезкель Сарна и его родственник, машгиах этой ешивы, рав Меир Хадаш. Они обсуждали вопросы Торы, и рав Цви-Йеѓуда с точностью знал, где приведен любой фрагмент из Гемары, Мидраша или Псикты, который они упоминали.

Однако он, как правило, не демонстрировал свои знания, и только когда его спрашивали, где приводится тот или иной отрывок, он давал ответ. Кроме того, когда кто-то цитировал какой-либо источник неточно, рав Цви-Йеѓуда его исправлял.

Рассказывают, что после Катастрофы, когда в Национальную библиотеку в Иерусалиме доставили уцелевшие еврейские книги, найденные в синагогах и церквях Европы, у многих из этих книг недоставало титульного листа, и остались книги, о которых библиотекари и эксперты не могли сказать, как они называются и кто их написал. Эти книги приносили раву Цви-Йеѓуде, которому были хорошо знакомы тысячи книг, и иногда, просматривая их страницы, он мог сказать по памяти, что это за книга и кто ее автор.

 

«Праведные» склочники                                

Говоря о людях, разжигавших ссоры и раздоры, наш наставник рав Цви-Йеѓуда рассказывал своими словами историю, которую мудрецы приводят в Мидраше Бемидбар раба, 18:20. Там говорится о жене Она бен Пелета, одного из сподвижников библейского Кораха. Эта женщина спасла своего мужа от участия в восстании Кораха против Моше и Аѓарона и от горькой участи, постигшей восставших, которых поглотила земля. «Его жена была праведницей, и он спасся благодаря ей. Сначала он пошел за бунтовщиками, и жена умоляла его, чтобы он отстранился от склочников, но у него не было сил это сделать. Он сказал ей: «Скоро они за мной придут». Она ответила: «Я сяду возле дома в нескромном виде, как развратница, распущу волосы, и поскольку все они «праведники», они увидят меня и убегут». Так и случилось. Как в прошлых поколениях, так и сегодня, все склочники убеждены, что они «праведники». Наши мудрецы называют их нечестивцами, но они сами зовут себя «праведниками», «боящимися Бога»» («Беседы рава Цви-Йеѓуды Кука», разд. Бемидбар, стр. 195).

 

Его позиция в отношении религиозного давления                                                           

Из интервью, напечатанного в газете:

Вопрос: как известно, Вы поддерживали деятельность Лиги по предотвращению религиозного давления.

Рав Цви-Йеѓуда: это верно. В свое время я сказал активистам Лиги, что они совершенно правы. Я ненавижу религиозное давление. По какому праву кто-то считает, что он может навязывать людям соблюдение религии? К сожалению, позднее мне стало известно, что среди членов Лиги есть такие, которые ненавидят иудаизм… Но в аспекте противостояния религиозному давлению они действительно праведные люди, и между нами царило взаимопонимание. За этим столом членам Лиги по предотвращению религиозного давления было дано немало добрых советов.

Вопрос: как Вы считаете, в Государстве Израиль существует религиозное давление?

Рав Цви-Йеѓуда: я как-то сказал, что дела в стране решает Кнессет. Другого демократического способа навести порядок нет. А если это принятые законы – их надо уважать, это не давление и не принуждение.

 

Лига по предотвращению религиозного давления                                                                                                         

Из книги Машмиа йешуа, написанной о его учениках, ставших выдающимися раввинами (стр. 221):

«Лига по предотвращению религиозного давления была создана после основания государства с целью борьбы с принуждением по религиозным вопросам. Когда рав Цви-Йеѓуда услышал о создании лиги, он захотел присоединиться к ней. Он заплатил членские взносы в одну лиру, немалая сумма по тем временам. Первая квитанция, под номером 1, была выписана на его имя. Рав отстаивал свое членство в Лиге во время собрания сотен раввинов в поддержку существования и деятельности Верховного раввината Израиля как самостоятельного независимого органа. Вот что он сказал в речи, произнесенной на собрании: «С точки зрения Торы, в нашей нынешней ситуации нет места какому-либо религиозному принуждению, не говоря уже об ультраортодоксальном терроризме личного принуждения со стороны харедим«».

Приведу еще одну цитату из этой книги (там же): «Во внутренних беседах в ешиве рав Цви-Йеѓуда объяснял, что его членство в Лиге основано на его базисной точке зрения, согласно которой нужно воспитывать народ и приближать его к Торе, но не следует навязывать религиозные вопросы. Через несколько лет рав прекратил свое членство в Лиге. Он объяснил это тем, что она действует как лига антирелигиозного принуждения, а не как лига против религиозного принуждения». Мы видим, что его поддержка борьбы с религиозным принуждением была глубокой и принципиальной, настолько, что первая квитанция Лиги об уплате членских взносов была выписана на его имя.

 

Земля Израиля                                                                                               

В отличие от вопросов религиозного принуждения, за исполнение заповеди заселения Земли Израиля он вел непримиримую борьбу. Ведь это – универсальная всеобъемлющая заповедь, от которой зависит существование народа Израиля в духовном и физическом смысле. Исполнение заповеди заселения Земли Израиля в буквальном смысле спасает еврейский народ от угрозы уничтожения. Однако, несмотря на свою твердую позицию по вопросам Земли Израиля, которая злила сторонников левых позиций, он не позорил и не унижал своих противников. Более того, он был уверен, что его позиции укрепят Государство Израиль, поскольку он знал, что они проистекают из национальной ответственности и любви к народу Израиля. Так и случилось. Его ученики не отстранялись от еврейской государственности со всеми величайшими ценностями, которые она содержит, и даже в самые трудные времена, например, во время депортации из Гуш-Катифа, они продолжали призывать своих учеников служить в армии и нести бремя вместе со всем обществом во всех испытаниях, стоящих перед Государством Израиль.

Рав Цви-Йеѓуда проявлял величайшую чувствительность и глубокую осведомленность в общественных вопросах. Во время своего первого срока на посту премьер-министра покойный Ицхак Рабин заявил, что ему все равно, и он не против посетить Гуш-Эцион с иорданской визой. Рав Цви-Йеѓуда был потрясен, и в выступлении в День независимости в 1974 году он сказал: «Ему все равно, а нам, всему Израилю, не все равно». И добавил: «Слушающий – услышит, отказывающийся – откажется» (Йехезкель, 3:27). И еще он сказал: «Необходимо сотрясти Небеса, когда мы слышим столь глупые слова» (см. «Беседы рава Цви-Йеѓуды Кука», Законы, связанные с обществом, стр. 226). Таким образом, в течение нескольких дней он неоднократно заявлял, что премьер-министр, который говорит такие вещи, не может быть премьер-министром Государства Израиль. Ученики были поражены, ведь правительство опирается на подавляющее большинство, и как же этот премьер-министр, чей статус кажется таким прочным, вдруг потеряет свое место? Несколько недель спустя правительство пало.

Я слышал, что рав Хаим-Яаков Гольдвихт, благословенна память праведника, глава ешивы «Керем бе-Явне», сказал тогда раву Цви-Йеѓуде: «Неужели Вас посетил пророческий дух?!». Рав Цви-Йеѓуда ему ответил, что это не пророческий дух, просто нужно уметь отличать ущербность от разложения. Иногда ущерб очень велик, но с ним можно продолжать жить, пока он не будет устранен. Когда же началось разложение, все гораздо серьезнее, и продолжать уже невозможно.

 

Отношение к ученикам                                                                                   

Рав Цви-Йеѓуда с огромной любовью приближал к себе своих учеников, и каждый из них чувствовал себя «единственным сыном». Он интересовался жизнью учеников, был внимателен к их мыслям, всегда направлял их на жизненном пути.

Как-то раз ученики спросили его, писал ли что-то рав Кук о творчестве поэтессы Рахель. Рав Цви-Йеѓуда ответил, что нет, и попросил учеников принести ему книгу ее стихов. Сказали ученики: «Если рав Кук ничего о ней не писал, то, скорее всего, ее поэзия не имеет значимости». Рав Цви-Йеѓуда спросил: «Ее стихи вам интересны?». Когда ученики ответили положительно, рав сказал: «Знайте: все, что интересно вам, интересно и мне».

 

Заселение и возрождение Земли Израиля                                                              

Рассказывал мой дядя рав Авраѓам Ремер, благословенна память праведника:

«Группа выходцев из религиозных кибуцев должна была приехать на месяц на учебу в ешиву Мерказ ѓа-рав. Среди учеников ешивы прозвучало мнение, что ешива не может принимать новых учащихся, и для того чтобы укрепить атмосферу в ешиве, ученики должны сначала сплотиться сами. Рав Цви-Йеѓуда  настоятельно потребовал, чтобы эта группа была принята, сказав: «Мы ни в коем случае не допустим разрыва между нашей ешивой и рабочим поселением!», и я был вынужден заняться встречей группы».

Хотя ешива и заплатила за это известную цену, однако, благодаря возвышенному духу, царившему в ней, ее выпускники достигли высоких уровней изучения Торы, их Тора была общенародной, и потому они удостоились такого содействия свыше в основании ешив, создании новых поселений, школ подготовки к армейской службе (мехинот) и семинаров (мидрашот) по изучению Торы для юношей и для девушек. Этот дух сохраняется и в наши дни, Тора Земли Израиля растет и развивается, привлекая благословение ко всему народу Израиля.

 

Смерть                                                                                                                   

За два дня до смерти рава Цви-Йеѓуды мой отец и наставник навестил его в больнице Шаарей-Цедек. Рав попросил, чтобы он отвез его домой: «Я должен вернуться домой, «ибо там – дом его» (Шмуэль 1, 7:17). Я обязан быть сейчас дома, отвези меня домой, окажи мне милосердие». Отец обратился к врачу, но врач сказал, что состояние рава опасное, и он ни при каких обстоятельствах не должен покидать больницу. Ответ врача сильно разочаровал рава, который все еще хотел вернуться домой.

Два дня спустя, когда рав скончался, отец подошел к раву Авраѓаму Шапиро, благословенна память праведника, и рассказал ему о просьбе рава Цви-Йеѓуды. Отец сказал, что желательно, чтобы по крайней мере похоронная процессия прошла рядом с его домом. Так и было. Похоронная процессия, начавшаяся в ешиве «Мерказ ѓа-рав», прошла рядом с его домом и оттуда направилась к Масличной горе, где он был похоронен рядом со своим великим отцом.

Его дух живет в его учениках, распространяющих его учение по всей Земле Израиля, в безграничной любви к народу Израиля и безграничной преданности Торе.

«Песнь у моря» и Ту би-шват

Белое пространство, окружающее каждую букву в свитке Торы, символизирует заложенные в Торе глубокие идеи, которые невозможно выразить словами. На этом белом фоне перед нами встает черная буква. Из того, что превыше нашего сознания, нам раскрываются знакомые и понятные идеи. В этом – основа всей Торы: ее источник возвышен и пребывает на Небесах, но она спускается в материальный мир, в нашу повседневную жизнь.

Что важнее: создавать новые форпосты в Иудее и Самарии или вкладывать эти средства в развитие уже существующих городов и поселений?

В рамках общественной полемики в разных местах Иудеи и Самарии были основаны поселения, чтобы побудить общественность и правительство заселять эти районы. Активистам, основавшим эти поселения, было известно, что пока они не признаны правительством, это в основном символическая демонстрация, призванная указать на верную цель, к которой мы должны продвигаться.

Запрет есть мясо и рыбу вместе

Поскольку сегодня все врачи согласны с тем, что есть рыбу и мясо вместе не опасно для здоровья, и в Талмуде этот вопрос также является спорным, и ранние законоучители тоже полемизируют по этому вопросу, и многие из них, прежде всего Рамбам, считают, что это разрешено, – сегодня нельзя сказать, что существует ѓалахический запрет есть мясо вместе с рыбой.

Необходимость совершенствования судебной системы

На практике была создана правовая система, которая черпает свои ценности из западного общества и непроницаема для ценностей Торы, еврейского народа и Земли Израиля. И так получается, что раз за разом правовая система лишает еврейский народ его ценностей, его права, его государства и его национальной судьбы. Как представляется, ответственность за это лежит на обеих сторонах: на раввинах, которые не работали усердно над созданием правовой системы, подходящей для Государства Израиль, и на юристах, которые не пытались черпать вдохновение в еврейском наследии для создания правовой системы.

Учение рава Хаима Друкмана, благословенна память праведника

«Чтобы напитать мир светом Торы, необходимо углубленно изучать Тору Земли Израиля. Тора Земли Израиля взирает на мир с положительным настроем и видит в позитивном ключе всю нашу жизнь, во всех ее сферах, признает их ценность и возвышает их. Тора Земли Израиля также признает особую ценность великой эпохи, в которую мы живем».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *